Парамонов алексей дмитриевич гастроэнтеролог отзывы

Места приёма

Адрес: г. Москва, пер. Столярный, д. 3, корп. 2.

Тип клиники: частные медицинские центры и клиники.

Способы оплаты: наличные.

Оказание медицинских услуг: взрослым пациентам.

Ближайшие станции метро: Баррикадная, Краснопресненская, Улица 1905 года.

В клинике ведут прием следующие специалисты: акушер, врач узи, гинеколог, терапевт, ревматолог, функциональный диагност, фтизиатр, рентгенолог, педиатр, офтальмолог (окулист), детский офтальмолог, детский эндокринолог, хирург, торакальный хирург, невролог, врач-косметолог, кардиолог, уролог, психотерапевт, детский психиатр, детский лор, лор, диетолог, эндоскопист, гастроэнтеролог, флеболог, онколог, эндокринолог, стоматолог, детский хирург, проктолог, аллерголог, иммунолог, нефролог.

Оценки клиники:

Адрес: г. Москва, Малый Козихинский переулок, 7.

Режим работы: ПН-СБ 8 30 — 20 30 .

Тип клиники: частные медицинские центры и клиники.

Способы оплаты: наличные.

Официальное название: ООО «ЦВМ «Дипломат клиник».

Год открытия: 2003.

Оказание медицинских услуг: взрослым пациентам.

Ближайшие станции метро: Пушкинская, Маяковская, Тверская.

В клинике ведут прием следующие специалисты: хирург, врач узи, врач-косметолог, дерматолог, гинеколог, акушер, маммолог, онколог, пластический хирург, гастроэнтеролог, терапевт, эндокринолог, гинеколог-эндокринолог.

Оценки клиники:

К этому врачу на данный момент нельзя записаться на приём через интернет и выбрать время визита онлайн.

Образование

Данных об образовании врача и пройденных курсах нет.

Врачу присвоена категория: высшая.

Врач высшей категории: характеристика
Высшая категория присваивается врачам, которые проработали не менее десяти лет по аттестуемой должности. Обязательной является явка на специально организованную комиссию. При этом сдается отчет о проделанной работе за последние три года, проводится тестирование и собеседование. Категория действительна в течение пятилетнего срока со дня приказа о ее присвоении, далее ее нужно подтверждать посредством переаттестации. Если кандидат не явился на переаттестацию, то категория утрачивается. Однако срок действия квалификационной категории может быть продлен по настоянию главного врача лечебного учреждения.

Врачу присвоена степень: кандидат наук.

Степень кандидата наук: характеристика
Кандидат наук — это ученая степень аспиранта, который успешно защитил кандидатскую диссертацию. Среди научно-педагогического состава вузов это, пожалуй, самая распространенная степень. Иногда кандидата наук присуждают и без защиты диссертации, но в таком случае вклад в науку должен быть внушительным. После получения этой степени кандидат наук может претендовать на должность доцента и готовиться к защите докторской диссертации. Врач, который является кандидатом наук, одновременно преподает в высшем учебном заведении и принимает пациентов. Также он может иметь некоторую прибавку к зарплате за титул. Для пациентов это совершенно не существенно.

Книга «Кишечник с комфортом, желудок без проблем» рассказывает, пожалуй, о ВСЕХ болезнях ЖКТ, а также о современных методах их лечения.

Всем доброго времени суток! ツ

ДЛЯ ОМ: ВСЕ ФОТОГРАФИИ КНИГИ БЫЛИ СДЕЛАНЫ МНОЙ. ЦИТАТ ИЗ КНИГИ НЕ ИСПОЛЬЗОВАЛА.

Если Вы заглянули в этот отзыв, то, возможно, у Вас имеются какие-то проблемы с ЖКТ. Что ж, Вы пришли по адресу. Книга «Кишечник с комфортом, желудок без проблем» даст ответы на многие тревожные симптомы, связанные с работой ЖКТ.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Место покупки: Ашан

Стоимость: 150-200 рублей

Издание: Данная книга входит в серию книг «Академия доктора Родионова». Каждое издание этой серии затрагивает какую-то медицинскую тему, при этом информация изложена доступным языком для человека далекого от тяжелых медицинских терминов.

Книга небольшая, прямоугольной формы, красочная. В самой книге имеются иллюстрации. Буквы довольно крупные, ломать глаза при чтении не придется. На страницах имеются выделения и сноски, в которых отражена наиболее важная информация.

СОДЕРЖАНИЕ

Я бы сказала, что книга «Кишечник с комфортом, желудок без проблем» домашний справочник наиболее частых болезней ЖКТ, который должен быть в каждом доме. В книге Вы найдете информацию про возникновение, развитие и симптомы гастрита, изжоги, запора, гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, язвы, колита, рака и так далее. А что самое главное автор пишет о том, когда болезнь действительно есть, а когда необходимо работать с психикой человека. Ведь одно из самых распространенных заболеваний сегодня — это синдром раздраженного кишечника, возникновение которого связано именно со стрессом и неустойчивыми нервами.

Читайте также:  Молитва от переедания от обжорства

Очень понравилось, что автор дает перечень анализов, которые можно сдать перед походом к гастроэнтерологу. Как правило в первый прием врач просто выслушивает Ваши жалобы, а потом назначает кучу анализов, чтобы затем определить лечение. Если Вы сразу приедете с результатами хоть некоторых необходимых анализов, то это очень облегчит работу доктору, и он сможет Вам в первый же прием назначить какие-то лекарства. Это особенно актуально, когда сильно что-то болит и беспокоит.

Еще мне понравилось, что Парамонов дает название медикаментов, которые принимают при той или иной болезни. Все лекарства, упомянутые в книге, на самом деле активно используются при лечении гастроэнтерологами. Многие из них я сама пила, и мне они очень помогли. Но это ни в коем случае не призыв самостоятельно пить таблетки. Прием медикаментов должен проходить под строгим контролем врача. Не надо заниматься самолечением. Вдобавок многие лекарства имеют много побочных эффектов, что потом нужно будет еще лечиться от самого лечения.

ИТОГ

Мне книга очень понравилась, и я рада, что мою коллекцию медицинской литературы пополнило данное издание. Книга «Кишечник с комфортом, желудок без проблем» особенно будет полезна тем, кто мучается с кишечником и не может определить причину недуга. Так как автор практикующий врач, он приводит актуальную информацию, касающуюся болезни и ее лечения. Я однозначно рекомендую книгу «Кишечник с комфортом, желудок без проблем» к прочтению»!

Всем спасибо за внимание

Возможно, эти отзывы будут Вам интересны:

– Говоря кратко, доказательная медицина – это та же медицина, но проверенная математикой, прошедшая переаттестацию. Внедрить базовые принципы доказательной медицины в повседневную клиническую практику – не сверхъестественная задача. Освоенный ресурс UpToDate позволит получить доступ к клиническим рекомендациям, основанным на результатах всех достойных внимания исследований, прежде всего слепых рандомизированных. Рассказывая, как математика применима к медицинским нуждам, я привожу яркий, на мой взгляд, пример. В 1970 году сердечную недостаточность лечили стандартно – сердечными гликозидами, которые повышали сердечный выброс. Бета‐блокаторы, снижающие выброс, соответственно, были в этом случае запрещены. Применив нехитрые методы анализа, математики заметили, что пациенты с сердечной недостаточностью, принимавшие кардиотонические средства, жили счастливо, но недолго. Гликозиды сокращали жизнь, а бета‐блокаторы, которые должны были вредить, спасали жизнь и защищали сердце. Так поменялся стандарт лечения сердечной недостаточности и был осуществлен переход от эмпирической медицины к доказательной.

– На вас как‐то пытались воздействовать?

– Когда вы начали собственный проект?

– Сколько потребовалось денег и кто выступил инвестором проекта?

– Как вы намеревались зарабатывать, если не на наращивании среднего чека?

Возник резонный вопрос: как же мы будем обеспечивать экономическую эффективность? Наш подход кто‐то называет инфантильным, но мы считаем себя вполне циничными акулами бизнеса. Мы создаем репутацию. У нас дорогой прием, его цена начинается от 3 тысяч рублей, а в среднем один прием стоит 4 тысячи. Но ценник на инструментальные исследования ниже, чем в среднем по рынку. Консультации, которые длятся дольше, чем в большинстве клиник (от 40 минут до часа), – дорогие, потому что мы ценим время врача. Но у человека, заплатившего 4 тысячи, чек будет меньше, чем в тех местах, где консультация стоит 1 тысячу.

Читайте также:  Болевые спазмы в желудке после отравления

– Какую систему мотивации вы выбрали для врачей?

– Платим врачу процент от стоимости консультации. Соответственно, если он принимает много, то получает больше, но он не получает никаких других процентов. У него нет искушения назначить лишние анализы.

– Когда планируете вывести проект на окупаемость?

– Какие виды услуг, профили вы предлагаете пациентам?

– Изначально я планировал долю страховых пациентов на уровне 30%. Но при нынешнем потоке – не уверен. Притом что на стандартные условия, которые предлагают страховщики, мы не согласны, они все равно к нам идут. Пациенты требуют, так что не думаю, что у них будет выбор.

– Ваш формат можно масштабировать?

– Врачей вы отбирали скрупулезно, но это не отменяет необходимости отслеживать качество. И потом, как защититься, если возникнет жалоба со стороны пациента или судебное дело, а врачи действовали вразрез со стандартами?

– В системе контроля качества для нас принципиально важна коллегиальность. Это не имеет ничего общего с правилами регуляторов. Минздрав и Росздравнадзор требуют проверки некого процента карт, которые должны быть оформлены как положено. Это формальные оценки, мы вынуждены следовать правилам, но считаем, что к реальному качеству это имеет слабое отношение. Важнее другое – мы создаем особую корпоративную культуру, когда не стыдно обратиться к коллеге с вопросом, напротив, обсудить клинический случай – это интересно. Инициировать консилиум – хороший тон. Сложного больного не надо прятать у себя в кабинете, дай другим его посмотреть.

Проблемы возникают там, где некачественно работают, а вероятность потери качества снижается, если следовать принципам доказательной медицины. Тем не менее у самого лучшего врача могут возникнуть сложности и бывают ошибки, но эксперты, которые будут расследовать случай, изучат документы. Виновность или невиновность врача, к сожалению, зависит сегодня только от этого эксперта, профессиональная подготовка которого не всегда позволяет ему понять, о чем говорит доктор. Эксперты одинаково отбраковывают все выпадающие значения – и от плохих докторов, и от слишком хороших, методы которых незнакомы эксперту. Такого эксперта еще поучить бы года два. Поэтому независимо от того, как именно проходит лечение, на судьбу врача влияют эксперт и карательный уклон нашей судебной системы. Классические модели предотвращения врачебных ошибок, которые применяются на Западе, подразумевают поощрение выявления ошибок.

Если врач признал свою ошибку, его не вешают на воротах, а вместе с ним разбираются, как произошла ошибка, и делают выводы. Могут направить на дополнительное обучение. А взаимоотношения с пострадавшим пациентом решаются в рамках гражданского законодательства и обычно – досудебно. Знаменитая система JCI, которая задает стандарты качества, включает в себя подобные методы: врачу, совершившему ошибку, могут еще и премию дать за то, что он обнаружил в системе недочет. В нашей стране задача иная – не устранить ошибку, а найти негодяя и повесить на главной площади, чтобы неповадно было.

– Как на эту ситуацию могут повлиять клинические рекомендации, которые вот‐вот должны стать законодательной нормой?

– У нас будет якорь, на них можно будет опереться. Хорошие они или плохие, мы будем знать заранее. А что в голове у эксперта, учившегося 30 лет назад и зачастую с тех пор не прочитавшего ни одной книжки, мы понятия не имеем.

Читайте также:  Некроз поджелудочной железы что это такое

– Как вы оцениваете те клинические рекомендации, что уже написаны в России?

Если Минздрав ничего не изменит, мы будем выбирать лучшие из этих рекомендаций и подгонять под свою практику. Грипп – это то же ОРВИ, значит, будем лечить как ОРВИ, но без Кагоцела. Отчасти проблема в том, что медучреждения заставляют врачей выполнять даже не рекомендации, а следовать традициям. Традиции назначать противовирусное при ОРВИ – не одно десятилетие, она поддерживается кафедрами и многими федеральными институтами. Почему – уже другой вопрос: либо за деньги фармкомпаний, либо от невежества. Мне известны случаи, когда докторов увольняли в наказание за неназначение ерунды. Аллерголог, которого приглашаю к нам, спрашивает, не будут ли его в нашей клинике заставлять назначать пациенту иммунограмму, по сути, бессмысленный анализ.

Поймите правильно: законопроект мне нравится. если сравнивать со всем, что было раньше, то клинические рекомендации более применимы, потому что написаны именно для лечения пациентов, а не для оценки службы здравоохранения. Изначально стандарты создавались именно для того, чтобы оценить качество медицинской помощи в городе или регионе, но их по недоразумению использовали для лечения пациента. Клинические рекомендации – другое дело. В них конкретно прописано, что, как и зачем лечить. Структура этих документов скопирована с иностранных гайдлайнов, по сути, их повторяет. Но качество очень разное. В документе говорится, что его авторы – общественные организации, ассоциации, но реально их писали кафедры и институты.

Например, большинство гастроэнтерологических рекомендаций – труды кафедры гастроэнтерологии Первого меда, в заглавии о кафедре – ни слова, указана Ассоциация колопроктологии и гастроэнтерологии, хотя, в общем‐то, это одни и те же люди. Они пытаются создать видимость, будто у нас в стране, как на Западе, врачебные независимые организации разрабатывают клинические рекомендации, но на деле это не так. Но в некоторых случаях качество рекомендаций таково, и опасность их применения столь велика, что медицинская общественность должна реагировать на них немедленно.

– Как новый статус клинических рекомендаций может повлиять на работу медучреждения?

– Как работать с клиническими рекомендациями, знает любой организатор здравоохранения. Один метод миновать идиотизм – лечение гриппа по рекомендациям для ОРВИ – я уже описал. Второй – собрать врачебную комиссию, которая даст разрешение не применять рекомендации для лечения конкретного пациента. Минздрав создал для нас немало ситуаций, когда мы простейшие вещи должны решать, созывая врачебную комиссию. Особенно в государственных организациях, где дорогие препараты назначает как раз врачебная комиссия. Это рутинная история, по сценарию которой в любой поликлинике происходит ежедневно 10–20 и более врачебных комиссий.

– Много ли в стране, по вашим оценкам, клиник, ориентирующихся на доказательную медицину?

– А национальные медцентры?

– Они тоже очень разные, статус НМИЦ ничего, к сожалению, не
гарантирует. Это становится привычной практикой: пациент, прошедший три
федеральных центра разного профиля, получает диагноз в нашей поликлинике. При
этом в федеральных центрах работают врачи мирового уровня, которых знают за
границей и перед которыми мы снимаем шляпу. Но это частные случаи, а не
система.

Читайте также
Adblock
detector